РУССКИЙ ENGLISH
Биография Выставки Публикации Галерея Контакты Войти Зарегистрироваться
Пресса Альбомы Интернет « Предыдущая статья  

Хроника переворота, которую не смог увидеть мир
The New York Times   Стивен Кинзер
25 января 1998

Девушка стреляет из винтовки из положения лёжа.

Шеренга спортсменов выступавших за Ташкентскую область.
Другие материалы
СТО ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ ЗА ОДИН ОТПЕЧАТОК
Огонёк  Алена Солнцева
2007-02-05
Создатель «Узбекской мадонны», или Запоздалая слава Макса Пенсона
Зеркало XXI  zerkalo21.uz
2007-02-02
Орнамент масс
Итоги.RU  Жанна Васильева
2007-01-20
Фотографии Макса Пенсона возвращаются
Jerusalem Post  Александр Осипович
2006-12-14
Призрак коммунизма
Время новостей  Фаина Балаховская
2006-12-01
Погребенная Мадонна
Московский Комсомолец  Марина Овсова
2006-11-28
В «Манеже» только избранные
РБК Daily  Екатерина Берновская
2006-11-17
Проявление Востока
Коммерсантъ  Лиза Новикова
2006-10-27
Мастер из «Правды Востока»
Независимая Газета  Ксения Воротынцева, Ирина Саминская
2006-09-28
Черно-белые портреты Макса Пенсона
Правда Востока  Станислав Алтунянц
2005-03-15
Париж - город фотографический
Время новостей  Фаина Балаховская
2002-11-26
История ХХ века этой древней среднеазиатской страны, закрытая ранее железным занавесом благодаря усилиям советского руководства, теперь, наконец, представлена миру. Радикальное преобразование феодального общества с вековыми устоями в современную Советскую республику, на первый взгляд, очевидное и понятное явление, но на самом деле абсолютно неизвестная нам история.

Эта история, тем не менее, была документально зафиксирована невероятно плодовитым фотографом Максом Пенсоном, раздавленным советской системой, а потом и вовсе забытым. И только теперь, когда независимый Узбекистан представил себя современному миру, умерший в 1959 году Пенсон начинает заново открываться нам, отчасти благодаря книге, изданной в Швейцарии и выставке, прошедшей в Париже.

Архив Пенсона, большая часть которого находится в руках детей и внуков, являет собой всестороннее отражение внешне блестящей истории волны политических и социальных трансформаций, пронесшейся по Средней Азии в первой половине 20-го века.

Многие фотографии сосредоточены на человеческом лице или фигуре, а во многих других использованы дым, свет и другие природные явления с целью создания абсолютно художественных произведений. Это все представляет собой фотографическое наследие, ожидающее соответствующей кодификации, изучения и представления мировому сообществу.

Пенсон родился в 1893 году в белорусском местечке Велиж, где в то же самое время рос другой талантливый мальчик по имени Марк Шагал. Оба они едва унесли ноги, когда антисемитские погромы захлестнули тот регион. Шагал выбрал местом убежища западную Европу, а Пенсон – экзотические дебри Средней Азии. До отъезда из родных мест Пенсон изучал искусство и сразу по прибытии в Узбекистан устроился на работу в качестве преподавателя искусств. В 1921 году, в 28-летнем возрасте, был награжден фотографическим аппаратом за вклад в развитие образования и тут же все свое время стал проводить на улицах, делая снимки. Вскоре он сменил преподавательскую деятельность на работу в качестве фотографа для одного из первых советских фотографических агентств под названием «Руссфото», а затем стал фотокорреспондентом самой крупной среднеазиатской газеты «Правда Востока». В течение многих лет фотографии Пенсона, большинство из которых отображали драматическую модернизацию узбекского общества, выбравшегося из безумной отсталости и вошедшего в эру машин, регулярно появлялись в среднеазиатской печати, как и в печати других советских республик.

Его фотографии запечатлели весь процесс широких социальных реформ. Женские лица на некоторых из них спрятаны за сплетенными из конского волоса вуалями, столь тяжелыми и абсолютно все скрадывающими, что одетые в эти одежды женщины подобны бесформенным палаткам, в то время как на других фотографиях они одеты в рабочие брюки и выполняют неслыханные для той поры задачи, такие как управление тракторами и сложными механизмами. Мужчины показаны зачастую за рытьем оросительных каналов, за занятиями в классах по борьбе с неграмотностью и наблюдающими спортивные или театральные события. Основное количество самых выдающихся работ Пенсон сфотографировал в промежутке между 1925 и 1940 годами. Впоследствии, будучи обвиненным в уступках влиянию западной эстетики, он впал в немилость и когда началось очередное преследование евреев в 1948 году, был просто уволен из «Правды Востока» после 25-летней трудовой деятельности. Макс Пенсон умер в бедности, в глубоко угнетенном состоянии.

Несколько десятков фотографий Пенсона совсем недавно всплыли на Западе и были изданы в прошлом году в Швейцарии в широкоформатном альбоме, названном «Узбекистан: документальная фотография 1925-1945 Макс Пенсон». Несколько книг с фотографиями Макса Пенсона к этому времени уже были изданы в Узбекистане и в России, но именно эта книга благодаря качеству печати позволяет увидеть его работы с наилучшей стороны. Во введении к книге швейцарский историк искусств Эрика Биллетер сравнивает Пенсона с современными фотографами, такими как Себастио Сальгадо. Она назвала Пенсона фотографом между революцией и традицией, охарактеризовав всю коллекцию его фотографий как документальное свидетельство времени, в котором жил фотограф и от которого до сих пор веет взрывчатым веществом.

Фотографии в этой швейцарской книге, тем не менее, в основном представлены работами, публиковавшимися в «Правде Востока» и имеющими определенное пропагандистское содержание. Рабочие здесь всегда выглядят счастливыми и довольными, участники колхозных собраний всегда внимательны и активны, гигантские проекты воодушевляющи. Госпожа Биллетер также отмечает во введении, что книга показывает лишь ничтожную часть всего, что сделал Пенсон, в то время как архив, находящийся в руках семьи Пенсон, включает тысячи других негативов, могущих содержать не открытые доселе стороны его творчества.

Этот архив находится в Ташкенте. Океан негативов и печатных изданий, включающий около 30 тысяч единиц, находится в руках одного из четырех детей Пенсона – дочери Дины Пенсон и ее мужа – Файзуллы Ходжаева. Они спасли этот архив из под руин родительского дома, разрушенного ташкентским землетрясением 1966 года. Другую часть архива они получили от местного фотографического агентства, которое собиралось уничтожить эти негативы в 1977 г. за ненадобностью. В своей скромной квартире господа Ходжаевы недавно показали большое количество оригиналов из имеющейся коллекции, показанных до этого очень малому числу посторонних людей. Господин Ходжаев охарактеризовал все созданное Пенсоном не только как хронику, а, возможно, и как эпический роман или поэму в фотографической форме. «Пенсон был нашей версией американского фотографа Эдварда Стейхена. Он тоже сделал очень много снимков, которые являлись простым репортажем и все прошедшее с момента их создания время не представляли какой-либо ценности, но другие фотографии чрезвычайно художественны и ценность их прошла через десятилетия.

Сегодня Пенсон – человек без страны. Узбекское правительство не заинтересовано в популяризации его имени, потому что он не был узбеком. В российском посольстве нам сказали, что не могут спонсировать выставку, потому что он не был русским, а в израильском посольстве сказали, что им это неинтересно, так как Пенсон не концентрировался на фотографировании еврейских тем».

После того как госпожа Ходжаева, которая, кстати, тоже является фотографом, показала толстые папки с отпечатками, она вспоминала как росла с остальными детьми в их доме с таким одержимым отцом. Он был невероятно предан работе, работал с утра до ночи и по возвращении домой сразу исчезал в темной комнате, дабы готовить фотографии для свежего выпуска газеты. «У отца никогда не было отпуска, мама делала все в нашем доме, а отец не знал даже, в каком классе мы учились. Все общение родителей сводилось к решению материальных вопросов».

Другая часть архива Пенсона, около 8,5 тысяч негативов, находится у его внука – Максима Пенсона, который ныне является одним из ведущих коммерческих фотографов Узбекистана. В современной студии, находящейся на высоте птичьего полета, господин Пенсон работает под висящим на стене портретом его дедушки. «Большинство фотографий, изданных в швейцарской книге, содержат социалистические лозунги», - сказал господин Пенсон. «Некоторые из них очень хороши, но большинство снимков делались по социальному заказу. Когда смотришь на эти фотографии, о дедушке можно подумать, как о недалеком человеке, который рассматривал советскую власть, как великое благо для Узбекистана. Теперь мне кажется, что его имя возвращается назад и мы всячески ищем возможности и пути привлечения к его персоне международного внимания в объеме, соответствующем его таланту и видению».

Один из последних признаков того, что работы Пенсона достигают все большей аудитории – это выставка его работ в галерее «Карэ Нуар» в Париже, которая открылась в ноябре и будет длиться до 7 марта. Фотографии из этой выставки говорят о том, какое внимание обращал Пенсон на композицию, дизайн, как часто был воодушевлен произведениями живописи из художественных альбомов его библиотеки. «Работая обособленно и без учителей, он достиг встречи с фотографическим искусством на наивысшем уровне», - сказала Ольга Свиблова, эксперт русской фотографии, в своем вступлении к каталогу выставки. «Он был влюблен и понимал ту эпоху, как и боялся ее».

---
Биография Выставки Публикации Галерея Контакты